САРЕЗСКОЕ ОЗЕРО >> Cарезская катастрофа: геофизический прогноз

Персональный сайт Леонида Папырина

Парасарезские геофизики. Комментарии Е.Ю.Черницыной, Ю.М.Казакова и Л.П.Папырина.

Парасарезские геофизики!

(Латинская приставка пара означает около, т.е. в данном случае околосарезские геофизики)

Такого еще не было за всю историю парасарезских исследований!

Это уникальное достижение хитрости и изворотливости!

На официальном сайте Министерства иностранных дел
Республики Чехия: http://www.mzv.cz/
Появилась «глубоко-научная» плагиат-статья парасарезских геофизиков.

Ее адрес в интернете:


Pavel Bl?ha, Sharifa Khudobakhshova, Akmal Akhmedov, Shavkat Abdullaev

1. Introduction

Man cannot live without water and there is no life without water. Astonishing works were
built as early as the prehistoric times of human civilization. Even in modern time, we admire Iranian qanats, Roman aqueducts and other hydraulic structures of ancient times and the Middle Ages. Modern techniques have enabled works totally surpassing the visions of older generations to be built. Let us mention the highest completed dam in the world at Nurek in Tajikistan, the largest hydroelectric plant Three Gorges in China and also the longest dam in the world – Hirakud in India. Yet, the highest dam in the world was not built by man, but created by nature itself.

A hundred years ago, during an earthquake in Tajikistan, a rock-fall took place, burying the
village of Usoy and damming the River Murgab. Behind the newly formed dam 650 meters high, a lake has been created over years, having a volume of about 17 km3 and a length of 60 km. Seepage through the dam poses a great risk. The opening of this seepage is now at a distance of only 1,500 meters from the water surface in the dam lake. Because the dam is natural, this seepage is uncontrollable and, together with head erosion, poses the highest risk
to this creation of nature.

Another risk at Sarez Lake is posed by slope deformations. The most serious situation is with the so-called right-bank landslide lying in close proximity to the “right-bank? keying of the dam. A rapid movement of the landslide that may pass into falling could trigger a wave which would overtop the dam crest and could cause its stronger erosion. The other slope deformations do not pose such a threat, especially because the vicinity of Lake Sarez is
practically an uninhabited area.

2. The Results of Geophysical Work that Was Carried Out

Survey work in the area of the Usoy dam and Lake Sarez is very difficult. Obstacles are
climatic conditions, impassability of the terrain and its difficult accessibility. Only a single drill hole was collared during the entire existence of the dam and lake. In addition to drilling, indirect survey methods – geophysical measurements – were also used. These included geoelectrical, magnetometric, thermic and gravimetric methods as well as methods of seismic
survey. In the dam lake itself, in the area adjacent to the dam, water resistivity and water temperatures were measured. In addition, sonar measurements were used to identify the shape of the bottom.

A great majority of geophysical work was carried out during the existence of the Soviet
Union, mainly at the end of the 1970s. It is difficult to obtain the results of such measurements, particularly as far as the primary results are concerned, i.e. the field diaries and background materials providing the data on the location of geophysical measurements. The authors of this paper managed to obtained the outputs of some work, namely at the
geological workplaces in Dushanbe and Tashkent. It is probable that all the data were also stored in some of the Moscow archives, but these are now unavailable to the authors of this paper. Despite all such problems, we were successful in obtaining an overview of the types of geophysical work that had been carried out at the site of interest. We want to share the results obtained in this period of work with all colleagues and show what knowledge has been
gained using geophysical measurements, what can be acquired by possible reinterpretation and what other possibilities of geophysical work exist in the investigation of the site concerned, particularly with the use of new methods of measurements and their processing.

In the past, geophysical work was chiefly focused on the body of the dam that had formed by slope movement on the right slope of the River Murgab. The purpose of these studies was to identify the structure of the natural dam and to contribute to the knowledge of the seepage pathway that enables a discharge of about 45 m³/s. The other group of work can also include measurements of resistivity and temperature of water just behind the dam. Also, geophysically, slope deformations were studied on the banks of Lake Sarez. The background information that we have managed to obtain shows that the following types of work were applied at the individual sites. The background information that we have managed to obtain shows that the following types of work were applied at the individual sites:

-The Usoy landslide (the body of the dam)

    o Gravimetric measurement
    o Magnetometric measurement
    o Vertical electrical sounding
    o Low-frequency sounding
    o The charged body
    o Seismic refraction
    o Non-longitudinal seismic refraction
    o Measurement of water resistivity on the lake
    o Measurement of water temperature in the lake
    o Monitoring (leveling, geodetic monitoring)

-The Right-Bank landslide (“Pravoberezhniy sesuv”)

    o Seismic refraction
    o Non-longitudinal seismic refraction
    o Monitoring (extensometry, leveling, geodetic monitoring)

-The Left-Bank landslide (“Levoberezhniy sesuv”)

    o Seismic refraction
    o Non-longitudinal seismic refraction
    o Geoelectrical measurements
    o Magnetometric measurements
    o Monitoring (leveling, geodetic monitoring)

-The Bazaytash landslide

    o Non-longitudinal seismic refraction
    o Monitoring (geodetic monitoring)

-The Batasayf landslide

    o Non-longitudinal seismic refraction

-The Severniy Kazankul landslide

    o Non-longitudinal seismic refraction

In addition, gravimetry was used at two sites on the left bank of the lake.

The layout of geophysical measurements on the Usoy dam is in Figure 1. We can see that the
whole area of the landslide (dam) was covered with magnetometric measurement; in addition, the area of the dam crest also with gravimetric measurement. In the places in which the seepage of water was expected from the lake into the River Murgab, more magnetometric and gravimetric profiles were added and the measurement was supplemented with the methods of vertical electrical sounding, low-frequency sounding and the mise-a-la-masse method. In addition to these measurements, seismic profiles (one of which drawn through the entire dam) and one long profile using low-frequency electrical sounding were made on the dam.


An illustration of the results of vertical electrical sounding is given in Figure 2. The field measurement was obviously carried out with a smaller depth range, hence it was impossible to judge the thickness of the slipped material. However, we consider important the possibility to determine the places in which an increased flow of groundwater through the dam can be expected (the blue areas in Fig. 2). The clayey or fine sandy fraction was washed out by water flowing from the lake, or from a tectonic fracture in the left slope of the valley.


As a result, the resistivity values of this layer increased to 220 – 450 &µ.It is therefore possible to express an assumption that the vertical electrical sounding would enable the preferred pathway of groundwater to be determined, both from the lake and also from the right side of the mountain range.

Figure 3 shows the results of measurement using low-frequency electrical sounding. The
resistivity of the surface layer (thin violet line) was plotted to the graph from the measurement of low-frequency electrical sounding along profile P6. It changes from 10 to 380 & µ.The filtered curve (thick red curve) does not show such a fluctuation anymore and it seems that it better describes changes in the rock mass. Similar curves can be obtained if the thickness of the first layer is observed. It ranges between 10 and 180 meters. As in the case of the resistivity, the filtered curve has a much smoother pattern in this case as well. Rapid changes of both the variables are indicative of a large variability of the dam. If mutual changes in the resistivity and thickness of the first layer are observed, it can be detected that in the places of increasing thickness its resistivity rises. It is possible that the places with lower resistivity were additionally choked and the resistivity of the originally slipped material
corresponds with the resistivity in the places in which the thickness of the first layer is larger.


The Bouguer anomalies detected by using gravimetric measurement are given in Figure 4.
The anomalies along profiles P6 and 3S have a similar character (the fields decreasing towards the south). At the same time, however, the curves of both the profiles are shifted from one another roughly by three milligals. Whether this difference is due to the different procedures used in processing along the individual profiles, or whether it relates to the geological structure, it is not possible to decide from the background information obtained. However, the difference in gravitational acceleration in the northern third of the studied profiles is clear.


Residual gravimetric anomalies of -γ were detected on gravimetric measurements, having
magnitudes up to 3 milligals (mGal). The interpretation of these gravimetric measurements will be described below. The magnetometric measurements show that the detected anomalies are local and cannot be correlated over a greater distance. The anomaly of the vertical component of the Earth’s magnetic field (Z), having a magnitude of about 300 nT and detected on profile P6, could not be correlated to other profiles (Fig. 5). The anomaly is thus obviously caused by a sporadic block of magnetic rocks, which was snatched and dragged down with other non-magnetic rocks during slope movement.


The gravimetric measurements interpreted as areal measurements in the area of the “crest” of
the dam indicated good possibilities of gravimetry, even in these complicated conditions of measurement (Fig. 6). It was possible to identify two areas with a lack of materials (the green areas) and, in contrast, places with a relative surplus of materials (the orange areas).


Particularly the places with a lack of materials are important for the understanding of the behavior of the dam and for the prediction of the behavior for the future. The more extensive gravimetric minimum in the northwestern part of the studied area corresponds to the place described as the “Usoydarya Fan”. It is possible that this fan (dejection cone) is responsible for the whole lack of materials, but it is rather probable that clayey and fine sandy fractions were washed out in this fan and its basement, and even today there is an intensive flow of groundwater in it, including water that can flow in from the Usoy Fault. This whole belt leads into the canyon. The second place with a lack of materials corresponds in all likelihood to those places in which water infiltrates from the lake through the dam body into the canyon.

The regional gravimetric field shows reduced values upstream from the dam, but so far no attempt has been made to interpret these anomalies quantitatively. Modern computation methods would certainly made such a procedure possible.

Figure 7 shows the results of seismic measurements, both longitudinal and non-longitudinal.
The results of measurements show that it was possible to determine the total thickness of the slipped materials, i.e. the height of the dam. Further detailed subhorizontal division of the dam body was not successful either by longitudinal or non-longitudinal measurements.


The eighth figure shows the results of the measurement of resistivity and temperatures of water in Lake Sarez, in the part adjacent to the Usoy landslide. The results in all places of measurement are similar and the mean values of both the variables are depicted in the left partial graph. First, the resistivity of water moderately rises from the water surface down to a value of about 48& µ.Then, a relative rapid drop follows down to a depth of 130 meters where the value of resistivity reaches 20 & µ the subsequent drop continues down to the final depth of 350 meters where the lowest value of 14& µ was measured. The maximum deviations of resistivity up to 15 & µ were detected in place T1. The mean temperature of
water decreases from the water surface from a value of 9.2°C to 5.2°C at a depth of about 70 meters. Then, the temperature rises to 7.2°C at the final depth that was reached (about 450 m). The maximum deviation – 0.4°C – was detected in place N3. The results obtained clearly confirm that water in Lake Sarez changes from place to place and that greater deviations are in resistivity. To explain this in more detail, it would be necessary to make more measurements in a time series that would describe at least one year.

3. A Proposal of Other Geophysical Work

The results of the previous work and the development of instrumentation equipment and processing methods show that at the site it would be possible to come up to a new stage of geophysical measurements. New instrumentation equipment offers the application of new methods, and the implementation of the modern component base into the construction of
instruments has significantly reduced the weight of apparatus used. Therefore, it would be possible to move in the terrain more easily with modern equipment, and thus to have the possibility of measuring even those areas which were practically inaccessible with old equipment.

Prior to starting new geophysical measurements, we recommend that all available materials about the already accomplished geophysical measurements be found. It is necessary to attempt to obtain these materials not only in Tajikistan, but also in Tashkent and, if possible, also in Moscow. It is necessary to reinterpret previous measurements using new methods of geophysical measurement processing and to evaluate all measurements comprehensively, not only each method separately.

As the second step we propose to process satellite images which cover the site. It would be
most suitable to obtain images in a broad time span to monitor changes that took place over a given period at the site. For study we consider appropriate using classical images with low resolution, but particularly multispectral images and images with high resolution. It is known to the authors of this paper that there are available archive images from the ASTER satellite (in sixteen periods of time in a range of 2001 – 2008), from the SPOT satellite (with resolution up to 2.5 meters in a range from 2000 to 2008) and from the IKONOS and QUICKBIRD satellites.

The following methods are proposed as new geophysical measurements:

    -Time-Domain Electromagnetic Exploration to detect subhorizontal boundaries down to a depth of 500 meters. This method can be applied both to the dam of the lake (the Usoy landslide), and also to all slope deformations in the area.
    -Microgravimetric measurement with a microgal gravimeter to locate places of low density and thus also to determine predisposed seepage pathways. It would be appropriate to apply this method mainly to the northern part of the Usoy landslide for specifying two potential seepage pathways.
    -Gravimetric profiling measurement on the dam and below the dam could provide a picture about the deeper geological structure and decide whether the minimum of gravitational acceleration so far identified depends on the lower bulk density of the displaced material, or whether it corresponds to the fracturing of rocks along the fault belt in the valley of the River Murgab.
    -Measurement of spontaneous polarization using special electrodes to locate seepage pathways on the downstream side of the dam.
    -The mise-a-la-masse method using special electrodes to locate seepage pathways.
    -Seismic measurements in the form of seismic refraction and reflection, including the possibility of applying measurement using transverse waves.
    -The application of seismic tomography would enable the geological structure to be explained in cross profiles of the dam.
    -The application of modern 3D sonar devices for the accurate description of slopes below the groundwater table.
    -The use of the method of laser interferometry would enable vertical deformations not only of the dam itself but also all of the other areas of interest to be observed.
    -The use of laser scanners to monitor changes in the ground surface, particularly to observe changes in the canyon being formed by water seeping through the dam. Scanning of this site from the right and left slopes of the River Murgab would enable a perfect 3D model of the area of interest and a 3D visualization of the chronology of its development to be obtained.

4. Conclusion

The results obtained from the preliminary study of the previous geophysical measurements
have confirmed the vision of the authors of the usefulness of the application of geophysical methods in the study of the area in the vicinity of Lake Sarez. The study of the archive materials (though incomplete) has shown that the measurements already made have indicated much of the structure of the Usoy landslide itself (the natural dam of Lake Sarez), but also of the other monitored areas. The processing of the results of the previous measurements by new interpretation techniques together with the application of new geophysical measurements in combination with the use of the methods of remote sensing would undoubtedly help supplement the knowledge of the structure of the dam, the position of the shear planes of the individual landslides and possibly also the geological structure of other important sites around the lake. Such knowledge would certainly enable the risks of individual natural
processes to be specified more precisely and the critical states to be determined better, thus contributing to the reduction of the risk of the origination of unpredictable events. All these circumstances would increase the safety of the population not only in the basin of the River Murgab, but also in the basins of other rivers through which the water from Lake Sarez travels into the Aral Sea.


1. GUBANOVA, V. – CHERNICINA E., Rezultati inzhenerno geologicheskich issledovaniy
v rayone Sarezkogo ozera i dolin rek Murghob i Nartang, 1975 – 1976, Dushanbe, UGSM
TSSR, 1976.

2. HORSKY, O. – BLAHA, P., The Application of Engineering Geology to Dam
Construction, Repronis, Ostrava, 2011, 296 p., ISBN 978-80-7329-278-2.

3. Lake Sarez risk mitigation projekt, Stucky Consulting Engineers Ltd, Renens, 2003.

4. LIM, V.V. – AKDODOV, Y., Opolzni Sareza, Uzbekgidrogeologiya, Tashkent, 1998.

5. LIM, V.V. et al., Озеро Сарез и экологические проблемы Средней Азии, 1999.

6. PAPIRIN L. P., Rezultaty injenerno-geofizicheskikh issledovaniy v rayone Sarezskogo
ozery I dolin rek Murgab i Bartang za 1975 – 1977. Chats 4. Geofizicheskoye issledovaniya. Tom 9. Tekst., Dushanbe, Gosudarstvenniy fond geologicheskoi informacii o nedrakh Respubliki Tajikistan Glavnogo upravleniya geologii, 1977.

В 1975-1976 годах Гидрогеофизическая партия Южной геофизической экспедиции, преодолевая многочисленные трудности, провела комплексные геофизические исследования завальной плотины Сарезского озера – Усойского завала. В марте 1977 года коллектив партии закончил обработку полевых материалов. По результатам обработки был написан, защищен и сдан в геологические фонды ВГФ и ТГФ “Отчет о инженерно-геологических исследованиях в районе Сарезского озера и долин рек Мургаб и Бартанг за 1975-1977 годы”. Геофизические работы. Душанбе.1977год. Отчет был составной частью (9-й и 10-й том) большого 10-ти томного отчета Комплексной геологической экспедиции Управления Геологии Совета Министров Таджикской ССР. Ответственным исполнителем и автором отчета о геофизических исследованиях был Л.П.Папырин. Отчет опубликован в интернете : Л.П.Папырин «Геофизические исследования на Усойском завале 1975-1977г.г.» – http://www.nikzdaru.com По его материалам мною написано около 20-ти публикаций. Все, кто работал в геологических организациях, знают, что пишут отчеты только ответственные исполнители работ: начальники отрядов, ведущие и главные специалисты, начальники партий. На отчет должны быть рецензии, он должен быть рассмотрен на НТС организации и завизирован главными специалистами и начальником геологической организации. После этого он рассматривается в отделах вышестоящей организации, визируется главными специалистами и утверждается начальником этой организации. После этого с сопроводительными письмами, опять же подписанными руководителем организации, отправляется в ВГФ и ТГФ. Для написания рецензируемого плагиата, его авторы сделали фальсификацию, включили в список литературы отчет: 1. GUBANOVA, V. – CHERNICINA E., Rezultati inzhenerno geologicheskich issledovaniy v rayone Sarezkogo ozera i dolin rek Murghob i Nartang, 1975 – 1976, Dushanbe, UGSM TSSR, 1976. Я ничего не имею, против инженера-интерпретатора Е.Ю.Чернициной (которая на объекте Сарез никогда не была) и ст. техника-геофизика В.И.Губановой (которая в 1976 году на моих глазах занималась первичной обработкой и регистрацией полевых материалов на Сарезе и «писать отчет» не могла) добросовестно работавших на нашем конвейере по камеральной обработке полевых материалов, но никаких самостоятельных отчетов они никогда не писали, да и это не входило в их должностные обязанности. Авторы статьи лгут. Такого отчета в Таджикском геологическом фонде нет. Его нет в каталоге фондов и ни в каких списках литературы. К тому же в 1976 году геофизические исследования на Сарезе продолжались до конца октября. Пока привезли и сдали на обработку материалы, наступил Новый Год, а по словам авторов плагиата В.И.Губанова и Е.Ю.Черницина успели написать отчет и сдать его в фонды. И в чью голову пришла мысль нести такую ложь не понятно?

Проанализируем плагиат-рисунки:

Фиг.1 – Это «Карта фактического материала. Участок Сарезское озеро. Масштаба 1:5000, 1977г». Приложенние №1 в отчете (см. на сайте http://www.nikzdaru.com ) Составили В.И.Губанова и Е.Ю.Черницына, т.е. скопировали эту карту с топографической, где пикеты были нанесены топографом, со схем отработки участка разными методами, которые составили операторы, проводившие измерения. Есть подпись ответственного исполнителя работ. На него и нужно было ссылаться как на автора, который дал двум исполнителям задание сделать и решил, что наносить, а что нет.

Фиг.2 – Фрагмент Приложения №3 «Результаты электроразведочных работ методом ВЭЗ. (Геоэлектрические разрезы)……» Составленного Е.Ю.Черницыной в 1977 году, т.е в ходе составления моего отчета.(см. на сайте: – http://www.nikzdaru.com )

Фиг.3 – Приложение №4 « Результаты геофизических работ по профилю №6. Опять же составлены В.И.Губановой и Е.Ю.Черницыной в 1977 году в ходе составления моего отчета .(см. на сайте: – http://www.nikzdaru.com ).

Фиг.4 – Сопоставление графиков гравитационного поля с Приложения № 6, Составленного Л.М.Фихиевой и О.Деменьтьевой в 1977 году, а не В.И.Губановой иЕ.Ю.Ченицыной в 1976 году, как написано в Фиг.4.

Фиг.5 – Приложение №4 « Результаты геофизических работ по профилю №6.(Верхняя часть этого графического приложения) Опять же составлены при работе над моим отчетом В.И.Губановой и Е.Ю.Черницыной в 1977 году. (см. на сайте: – http://www.nikzdaru.com )

Фиг.6 На этой схеме нужно было не врать, а честно написать: состалена Ю.Акдодовым по материалам А.И.Шеко, А.М.Лехатинова, В.В.Лима и Ю.М.Казакова. В отчете за 1977 год в Приложении 15 приведена схема результатов геофизических работ. Эта схема составлена на основе « Карты динамики развития Усойского завала масштаба 1:5000». Авторы этой карты А.И.Шеко, А.М.Лехатинов. Составлена она в 1970 году – http://www.nikzdaru.com ). Но у авторов плагиат-статьи, по-видимому, не хватило образования понять ценность этой карты.

Фиг.7 – Приложение №7 « Результаты сейсморазведочных работ МПВ. …» Составила О.Деменьева. 1977 год. (см. на сайте: – http://www.nikzdaru.com )

Фиг.8 – Слева графики с рис.18, справа одиночные графики, взятые из приложений №12 и №13. Построила их техник-геофизик В.И.Губанова в 1977 году (см. на сайте: – http://www.nikzdaru.com ). На Приложениях 11 и 14, приведены осредненные графики температуры и электрического сопротивления воды и четко написано время измерений – октябрь 1976 года и тоже составила эти графики В.И.Губанова в 1977 году.

Плагиаторы перечислили все виды и участки геофизических исследований в районе Сарезского озера, при этом не указывая авторов этих исследований, т.е. по их представлениям результаты этих исследований свалились с неба.

Я уже говорил, что результаты исследований Усойского завала неоднократно были опубликованы в интернете их автором. Для чего же понадобилась эта плагиат-статья? Для того, чтобы показать неспециалистам, что в Таджикистане есть геофизики. Но кто они? Sharifa Khudobakhshova – если мне не изменяет память, в конце 80-х годов прошлого века проходила практику в нашей партии как ташкентская студентка. При этом она отказалась проходить практику на рабочем месте, заявив, что работать по геофизической специальности не собирается. Отсюда делайте выводы о ее профессиональной пригодности. Akmal Akhmedov – зав. Отделом гидрогеологии в Главгеологии РТ. Окончил Таджикский университет по специальности геология. Shavkat Abdullaev – молодой специалист, выпускник Таджикского университета, геолог, работает в Южной гидрогеологической экспедиции. Не судите их строго, т.к. в Таджикистане высокочтимые сарезские академики занимаются враньем и плагиатом (Читайте об этом здесь:http://sarez-lake.ru/parasarezskii-akademik/, http://sarez-lake.ru/professor_himik/,
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1319202660 ), а что остается делать рядовым сотрудникам.

Pavel Bl?ha – неизвестная на Сарезе загадочная личность, которая, по-видимому, и обеспечила публикацию этой статьи на официальном сайте МИДа Республики Чехия. Паша, ты, наверное, хочешь стать моим коллегой инженерным геофизиком. Но путь этот длинный и неблагодарный. Вот раньше в ЮГФЭ молодого человека, окончившего институт или университет по специальности «геофизические методы поисков и разведки полезных ископаемых» принимали на работу старшим техником. За год он должен был научиться работать оператором или интерпретатором на одном из методов. Через год его посылали во ВСЕГИНГЕО на курсы по инженерной геологии и гидрогеологии для геофизиков. После этого его назначали инженером-геофизиком б/к, т.е. без категории. Затем он должен был проработать три года, съездить на курсы повышения квалификации и тогда становился геофизиком 2-й категории. Потом снова три года работы и курсы повышения квалификации и он геофизик 1-ой категории. Затем снова три года безупречной работы и курсы повышения квалификации и он уже ведущий геофизик, а при наличии места главный или начальник партии. Т.е. для того чтобы получить право работать самостоятельно писать отчеты нужно вкалывать 10 лет. Ну, а если ты еще не инженер-геофизик, то 15. Но вот ты стал опытным специалистом и самостоятельно проработал десять или двадцать лет по какому-то важному направлению и получил материалы, которые позволяют тебе писать статьи и монографии. Но радоваться рано. На пути у тебя может появиться отставной бюрократ от науки, который в этой сфере никогда не работал, а с прежнего места работы его вежливо попросили уйти. И вот он и воспользуется всеми плодами твоей работы, и при этом будет говорить, что твои методы не дали положительных результатов и тебя отстранили от проведения дальнейших работ и 25 или 35 лет твоего труда пропали.

Поэтому, Паша, я советую тебе идти совсем другим путем. Тебе на досуге нужно внимательно читать статьи на сайтах www.nikzdaru.com и www.sarez-lake.ru ,
там много всякого материала про Сарез : и по гидрологии, и по геодезии, и по инженерной геологии, и по истории, и по геофизике….– причем оригинальных-авторских, а не пересказанных кем то. Для того, чтобы сваять статью в 2000-4000 слов, тебе нужно взять статью или главу с указанных сайтов, перевести ее на английский язык. При этом если ты ничего не понимаешь в том, что там написано – не расстраивайся, это, как показывает опыт парасарезских исследователей, и не нужно. Слегка добавляешь-разбавляешь – про роль воды, плотин, акведуков, геомембран и проч. в жизни человечества (все это можно узнать из газет и интернета), а в заключении – разнополезные советы, рекомендации для будущих исследователей, заявления о 17 км³ чистой воды и о том, что Рогунская ГЭС спасет и прокормит всю Центральную Азию. И публикуешь на сайте, который ты контролируешь. И лет через пять, ты таджикский академик, а то затратишь 25 -35 лет и ничего не получишь. И твои соавторы по этой статье тебе не нужны. Конечно, среди них есть и гениальный человек, предложивший законопатить статью о геофизических исследованиях на сайт Чешского МИДа. Кто возьмется ее разыскать и раскритиковать. Сейчас все есть в интернете: и нужное, и не нужное. В Геологических фондах ничего не осталось. Какой прокол вышел у вашей команды. Думали, что возьмут в фондах отчет, переведут его на английский, опубликуют и дело сделано, а у всех остальных доступа в фонды нет и никак нельзя уличить их в плагиате или лжи. Но промашка вышла, он уже давно есть в интернете. И мистификацию об отчете 1976 года придумал тоже неглупый человек, но шита она белыми нитками. Так что такие соратники тебе не нужны. Им ты нужен, как пропуск на сайт. Искренне от всей души советую тебе, Паша, пойти вторым путем и стать большим человеком. И если будут о чем-то спрашивать, то старайся избегать конкретных ответов. Ну, а если наговоришь лишнего и это лишнее опубликуют таджикские СМИ: информационные агентства www.pressa.tj, www.gazeta.tj, www.hamzabon.ru, ASIA-Plus, www.news.tj/ru , газета «Вечерний Душанбе» и другие, то статьи твоих оппонентов эти СМИ никогда не опубликуют, т.к. Таджикистан – это самая демократическая страна в Мире. Старайся Паша, пиши, пиши, пиши и будешь таджикским академиком со специализацией на Сарезе!

С уважением и наилучшими пожеланиями Леонид Папырин.

Комментарии Е.Ю.Черницыной.

Я прочитала статью «Парасарезские геофизики» и была потрясена беспардонной наглостью этих псевдоавторов –Акмала Ахмедова, Шавката Абдуллаева и их подельницы Шарифы (Знала ее лично , но как правильно произносится фамилия забыла) и чешского афериста Павла Блаха. Они просто, как говорят студенты, сдули приложения и фрагмент из отчета Л.П.Папырина. Написали статью по материалам, к которым не имели ни какого отношения, а чтобы запутать следы придумали миф о том, что два техника самостоятельно написали отчет. Сперва я даже не поверила и по электронному адресу посмотрела эту статью «THE USOY DAM AND GEOPHYSICAL MEASUREMENTS». Л.П.Папырин придумал верное название к этой статье: «Парасарезские геофизики». Другое название к ней не применимо.

В конце 1975 года наша партия получила особо важное задание – выявить положение очага загрязения Вахшского конуса-выноса промстоками ВАТЗ – растворами аммиака. На расстоянии немного больше одного километра от завода находился водозабор, который снабжал питьевой водой город Курган-Тюбе, где в это время жили мои родители. Л.П.Папырин занялся разработкой методики поисков. Тем более местные гидрогеологи ошибочно считали, что промстоки попадают в водоносный горизонт из коллекторов на территории завода. Провели несколько видов опытных работ, но безрезультатно. Тогда Л.П.Папырин попросил найти материалы изысканий для строительства завода и материалы разведки водозабора. В этих материалах он нашел электроразведочные работы методом ВЭЗ на всю территорию Вахшского конуса-выноса, выполненные до начала строительства завода. И тогда он придумал, как решить поставленную задачу. Вся территория конуса-выноса вновь отрабатывалась методом ВЭЗ. Но так как из-за ее застройки выполнить наблюдения по той же сети точек не удавалось, то по старым материалам для каждой точки зондирования делалась расчетная кривая ВЭЗ. Сравнение наблюденной и расчетной кривых ВЭЗ позволяло безошибочно выявлять участки загрязнения, определять содержание аммиака, коэффициенты фильтрации и другие параметры. Но обработка электроразведочных материалов по этой методике была очень трудоемкая, так как тогда компьютеров не было. И вот весь 1976 год я в составе электроразведочной камеральной группы занималась обработкой этих материалов. И к концу 1976 года мы едва успели сдать этот очень ответственный отчет. Из-за занятости отчетом по ВАТЗ я не смогла слетать на Сарезское озеро, о чем до сих пор жалею. Ну, а писать какие-то собственные отчеты не было времени, да и моя квалификация в то время не позволяла это делать.

В последних числах декабря 1976 года руководство Управления геологии из каких-то высших соображений или указаний потребовало, чтобы Комплексная геологическая экспедиция – основной исполнитель работ по Сарезу, закончила работу над Отчетом за 1975-1976 годы в марте месяце 1977 года. В свою очередь от нашей экспедиции также потребовали сдать отчет в марте месяце, т.е. на один год раньше проектного срока. Споры были напрасны. Вся наша партия занялась одним объектом. Причем весь наш коллектив работал три месяца без выходных. Кроме этого на нас работала половина камеральной группы Гравиметрической партии, часть работ выполняла Математическая партия. Объем электроразведочных работ в Сарезком отчете был небольшим. Остальное время я строила графики и схемы по другим методам. Но если сейсмики или гравики рассчитали какие-то параметры, а я по этим параметрам строила графики и схемы, а в штампе написано составила Е.Ю.Черницына, это не значит что я была автором, как наивно представляют творцы плагиат-статьи. Работа была очень напряженная, но даже сейчас приятно вспомнить о работе, когда все делалось добротно, тщательно. Так как в субботу и воскресение мы работали, то в пятницу Л.П.Папырин давал нам автомашину, мы выбирали двух дежурных, которые собирали заявки со всего коллектива и целый день ездили по базарам и магазинам пока не закупали все по заявкам. На время написания отчета начальник экспедиции дал Л.П.Папырину вторую легковую машину, чтобы он везде успевал. Леонид Павлович утром приезжал на работу к 9-ти вместе с нами. С утра его вызывали к руководству экспедиции, где он докладывал, как идет обработка, какие проблемы возникли и какая нужна помощь. Затем он начинал обход камералки. Подходил к каждому, смотрел что сделано, с инженерами обсуждал полученные результаты, если была необходимость, корректировал задание. Закончив обход нашей камералки, он отправлялся в гравиметрическую и математическую партию. В шесть вечера, когда мы отправлялись домой он оставался, еще раз просматривал черновики материалов и писал текст. В девять вечера он уезжал домой. Когда его спрашивали не устал ли он от такой работы, он говорил, что нет, что по утрам он бегает и этой разминки хватает на весь день. И вот настал день, когда все было готово: получены рецензии, изготовлены шесть экземпляров отчета. Отчет защитили на НТС ЮГФЭ с отличной оценкой. На следующий день собрали подписи руководителей и отвезли Заказчику. А еще через день комплексный отчет рассматривался на НТС Управления Геологии. Куда приехало много представителей Московских, Ташкентских и Душанбинских организаций. От нашей партии туда пригласили только Л.П.Папырина. В начале мы все сидели молча, видимо потому, что казалось бы бесконечная работа кончилась. Потом кто-то сказал, что НТС Управления закончится поздно, а после него будет банкет, так что начальник сегодня не приедет, давайте начнем свой банкет без него, завтра он нам все расскажет.

Кончились отгулы, опять закрутился наш камеральный конвейер, который разделил нас на микроколлективы, и не стало такого тепла между людьми, как при большой и тяжелой работе. Отчет тогда я так и не прочитала, не было времени. И вот только два месяца назад на сайте:http://www.nikzdaru.com/ Л.П. Папырин «Геофизические исследования на Усойском завале в 1975-1977 г.г.» Душанбе – 1977 г. Я его прочла и долго изучала. И сейчас, как опытный геофизик, могу сказать блестящий отчет, все сделано тщательно, добротно, текст короткий, написанный профессиональным языком, нами руководил настоящий мастер своего дела. Где то в это же время меня перевели в инженеры-геофизики, а потом еще через два года в старшие геофизики. А потом главный инженер экспедиции решил, что у Папырина очень много инженеров, а в других партиях не хватает и перевел меня в СЭРП –Структурную электроразведочную партию, которая занималась глубинной электроразведкой. Это стало моей специализацией на всю жизнь. Поэтому мечта съездить на Сарез стала для меня несбыточной. Работа была спокойная, без изучения катастроф и выполнения правительственных поручений, но таких возможностей исколесить весь Таджикистан, как в партии Л.П.Папырина не было. В тоже время после той нагрузки, какая была в Гидрогеофизической партии, работать было очень легко. Один раз в камеральное помещение СЭРП пришла Шарифа, бывшая студентка ТашПИ, т.к. я также закончила ТашПИ, то мне было интересно с ней поговорить, узнать институтские новости. Она говорила, что получит диплом, но работать по специальности не будет. Еще раз скажу, что никаких отчетов по Сарезу я не писала никогда. Вера Губанова была в то время техником геофизиком и также не могла быть автором отчета. Авторы статьи «THE USOY DAM AND GEOPHYSICAL MEASUREMENTS» Pavel Bl?ha, Sharifa Khudobakhshova, Akmal Akhmedov, Shavkat Abdullaev, несмотря на примитивный плагиат, написали никому не нужную статью скорее всего с целью получения гранта.

Е.Ю.Черницына. Белгород.

Комментарий Ю.М. Казакова

На интернете появился новый вариант статьи о геофизических исследованиях на Сарезе. http://www.geotest.cz/underwood/download/files/usoy-dam-lake-sarez.pdf Несколько видоизменено название статьи: THE USOY DAM, LAKE SAREZ AND POSSIBILITIES OF GEOPHYSICAL METHODS. Авторский коллектив в том же составе, плюс и примкнувший к ним Umid Abdullaev. Порядок расположения авторов несколько изменился, а именно: Umid Abdullaev Shavkat Abdullaev, Pavel Blаha, Akmal Akhmedov, Sharifa Khudobakhshova. Текст практически тот же самый – со ссылками на чертежников и техников-геофизиков ЮГФЭ.
Зато, дополнительно к известным схемам из отчетов Л.П.Папырина, появились весьма интересные и оригинальные картинки, заслуживающие внимания.


Комментарий к Fig.1. Авторам были явно недоступны наши отчеты 80-90-х лет, или же им трудно было их правильно прочитать, поэтому они и не смогли очертить границы инженерно-геологической съемки М 1:25000. А она с юга на север захватывала территорию правого и левого бортов озера, вплоть до водоразделов. С запада на восток – от, примерно, меридиана кишлака Барчадив и вплоть до впадения р. Мургаб в озеро. Границы некоторых участков съемки М 1:5000 выглядят тоже ущербно – площадь съемки включала не только правый борт озера с потенциально неустойчивыми массивами, но и прилегающую прибрежную часть левого борта.
Некоторое недоразумение вызывает излишек пунктов точных геодезических наблюдений. В частности , на правом борту Ирхтского залива, в районе устья Икжемч и между участками Базайташ и Ватасаиф. Смею заметить, что подобных работ там не проводилось. Можно только предположить, что у авторов оставались лишними неиспользованныe индексы g – не пропадать же добру – вот они их и пристроили для вящей солидности….

Горькое недоумение вызывает лингвистические извращения в написании и произношении на латинице орографических элементов. Не поленюсь, и составлю сопоставительный список: Shabay – это бывший Шадау, Birom Bonf – Биромбанд, Sat Kon – Саткан, Daguk – Догун, Berguobin – Березовый (на старых первоисточниках – Тангитар или Тангитаркия), Batasaif – Ватасаиф, Katta Mardjaraya – Катта Марджанай, Limgar – Лянгар. Пускай народ привыкает к новым названиям, да?. Кроме того, на схеме объект обозначается как Pravoberezhniy L. (landslide), а в тексте он звучит по англо-чешски: Pravoberezhniy sesuv.

2 3

Комментарий к Fig. 2 с названием “Adapted after Lake Sarez risk mitigation projekt” Вверху фото из статьи, а внизу снимок с этой же точки из отчета, на который ссылаются авторы. Славно адаптировано, однако, – это же зеркальное изображение!


Комментарий к Fig. 5. Тоже интересное адаптирование профиля Л.П. Папырина из нашего отчета – Акдодов Ю., Казаков Ю.М., Лим В.В., Папырин Л.П., Прокофьев Г.А., Гончаров В.С. и др.. Комплексные инженерно-геологические исследования масштаба 1:25000 в районе Сарезского озера для оценки устойчивости склонов и прогноза развития геологических процессов за 1985-1887 г.г., Душанбе, 1987. Тут даже удивляться нечему, кроме как: отсутствию на рисунке нижней преломляющей границы, по которой была зафиксирована кровля ненарушенных пород; недостоверному положению скважины на склоне; несомасштабности разреза скважины и профиля; странному названию нашей скважины1986 года. Ну, а по поводу подписи под рисунком, что это якобы материалы ГИДРОИНГЕО, а вовсе не ЮГФЭ – так это уже нечто запредельное….. Правы были древние, утверждая, что поле битвы принадлежит мародерам
Некоторое любопытство вызывает снимок в верхнем левом углу. Читатель может подумать, что там ташкентские товарищи углубленно занимаются сейсморазведкой. И он будет совсем неправ! Это они, позируя фотографу, осматривают простейшие щелемеры, установленные на некоторых трещинах. См. ниже пояснение к этим щелемерам из отчета: Lake Sarez risk mitigation projeсt, Stucky Consulting Engineers Ltd, Renens, 2002


Заключительный комментарий Л.П.Папырина.

В 1975 году Геологическим заданием МинГео СССР ташкентскому институту Гидроингео поручалось провести исследование Правобережного оползня, определить его структуру и объем. Институтом ГИДРОИНГЕО был написан и утвержден проект на выполнение этого задания. Но после того, как сотрудники института прибыли на озеро и осмотрели Правобережный склон, то составили Протокол о том, что по техническим причинам склон изучать нельзя, вернулись в Душанбе и стали требовать отмены Геологического задания.
В 1-ом томе упоминавшегося с разными авторами отчете 1977 года на странице 22 написано: «Программа инженерно-геологических исследований,представленная ГИДРОИНГЕО, рабочим совещанием сотрудников Управления Геологии Совета Министров Таджикской ССР, с участием представителей ГИДРОИНГЕО,из общего проекта работ была исключена, в связи с тем, что она предусматривала технически очень трудно выполнимые работы. Т.е. когда нужно было работать, то технически это было невозможно, а когда сложнейшие сейсмические работы были выполнены, то у отчетов стали менять авторов, произвольно изменять результаты работ, а про ответсвенных исполнителях работ можно и не упоминать. В итоге лжи и плагиата команда в составе: «Umid Abdullaev, Shavkat Abdullaev, Pavel Blаha, Akmal Akhmedov, Sharifa Khudobakhshova.”, которая никогда не работала на Сарезе и абсолютно ничего не понимает в геофизических исследованиях, выполнила «научную работу» и получила реальный грант.

a href=”www.gazeta.tj